читать про банды после войны в ленинграде

Ленинград пережил страшную блокаду, голод, бомбежки. Люди ждали окончания войны, но в итоге  наступивший мир принес новые испытания. Город стоял в руинах, повсюду нищета, разруха и разгул уличной преступности: появились банды и убийцы-одиночки. SPB.AIF.RU вспоминает о самых громких преступлениях в Ленинграде в послевоенные годы.

Кривая преступности

В послевоенные годы почти не охотились на драгоценности и деньги, воровали, в основном, одежду и продукты. Ленинград был переполнен сомнительными элементами и отчаявшимися от нищеты людьми.

Горожане больше не умирали от дистрофии, но большинство из них продолжали испытывать постоянное чувство голода. Например, рабочие в 1945-46-х годах получали в день 700 грамм хлеба, служащие – 500 грамм, а иждивенцы и дети – всего по 300 грамм. На «черном рынке» продуктов было предостаточно, но для обычной питерской семьи со скромным бюджетом они были недоступны.

Неурожай 1946 года еще более усугубил ситуацию. Неудивительно, что кривая преступности в Ленинграде быстро ползла вверх. Грабители-одиночки и организованные банды действовали во всех районах города. Одно за другим следовали ограбления продовольственных баз, магазинов, квартир, случались вооруженные нападения на улицах, во дворах, подъездах. В руках у бандитов после войны было огромное количество огнестрельного оружия, его нетрудно было найти и добыть на местах недавних боев. Лишь за один четвертый квартал 1946 года в городе было совершено более 85 разбойных нападений и вооруженных ограблений, 20 убийств, 315 случаев хулиганств, почти 4 тысячи краж всех видов. Эти цифры рассматривались тогда, как очень высокие. 

Надо учесть, что среди бандитов было много участников войны. На фронте они научились стредлять и убивать, и поэтому не раздумывая решали проблемы с помощью оружия. Например, в одном из Ленинградских кинотеатров, когда зрители сделали замечание курившей и громко разговаривающей компании, раздались выстрелы. Погиб милиционер, было ранено несколько посетителей.

Преступники из уголовной среды даже следовали своеобразной моде - носили металлические фиксы на зубах и низко надвинутые на лоб кепки. Когда ленинградцы видели, что к ним приближается шайка таких молодых людей, они  в первую очередь крепко сжимали продуктовые карточки. Бандиты  выхватывали прямо на лету заветные клочки бумаги,  подчас оставляя всю семью жить впроголодь целый месяц.

Сотрудники правоохранительных органов пытались сбить волну преступности. Раскрываемость составляла примерно 75%.

Банда «Черной кошки»

Однако, в бедном, полуразрушенном городе орудовали не только уголовные банды. Преступную деятельность вели и некоторые чиновники, которые поняли как извлечь выгоду из своей власти. В город на Неве возвращались эвакуированные, остро вставали вопросы распределения жилья, возврата имущества и т.д. Нечестные дельцы пользовались и имеющимися сведениями – какие ценности плохо охраняются.

В 1947 году из кладовых Эрмитажа украли 24 уникальных изделия из золота и драгоценных камней. Похититель был найден и осужден, а ценности возвращены.

В тот же год была разоблачена крупная банда, в которую входили преступники и чиновники из городской прокуратуры, суда, адвокатуры, горжилотдела, милиции. За взятки они освобождали из-под стражи, прекращали следственные дела, незаконно прописывали, освобождали от призыва.

Другой случай: начальник автотранспортного управления Ленгорсовета отправлял в оккупированные районы Германии грузовики якобы за оборудованием. На самом же деле вывозил оттуда ценности, материалы, строил здесь дачи.

Подростки часто становились участниками криминальных сообществ. Фото: Commons.wikimedia.org

Знаменитая банда «Черная кошка», которая  стала известна многим благодаря фильму «Место встречи изменить нельзя» на самом деле была огромным преступным сообществом. Основную деятельность она вела в Москве, но ее следы были обнаружены и в городе на Неве.

В 1945 году ленинградские милиционеры раскрыли громкое дело. Расследование серии квартирных краж в доме №8 на Пушкинской улице вывело на след подростковой шайки. С поличным взяли верхушку банды – учащихся ремесленного училища №4 Владимира Попова по кличке Чеснок, Сергея Иванова и Григория Шнейдермана. Во время обыска у главаря, 16-летнего Попова, обнаружился любопытнейший документ – клятву кодлы "Черная кошка", под которой было проставлено кровью восемь подписей. Но поскольку совершить преступления успели только трое участников, они и отправились на скамью подсудимых. В январе 1946 года на заседании народного суда 2-го участка Красногвардейского района Ленинграда был оглашен приговор: подростки получили от одного до трех лет колонии.

Ночные охотники

Была распространена и организованная преступность. Причем, часто банды составлялись не из уголовников, а  простых граждан. Днем это были обычные работники ленинградских предприятий, а ночью...

Так, в городе действовала банда братьев Глаз. Это было настоящее организованное преступное сообщество. Банду возглавляли братья Исаак и Илья Глаз, она насчитывала 28 человек и имела на вооружении два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат, а также легковую автомашину, на которой бандиты проводили разведку мест будущих преступлений и путей обхода, и грузовик... За короткое время, с осени 1945-го по март 1946 года, банда совершила 18 ограблений, применяя именно тактику ночных налетов. В зону действия этой преступной группировки входили Невский, Калининский, Московский и Кировский районы города. О размахе деятельности банды можно судить по тому факту, что система сбыта награбленного охватывала рынки Харькова и Ростова!

Банда братьев Глаз имела целый арсенал. На вооружении у них было два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат и другое оружие Фото: Commons.wikimedia.org

Операцию по разгрому банды разработал в марте 1946 года оперативный работник угрозыска бывший фронтовик Владимир Болдырев. Сотрудники угро устроили засады в местах вероятного совершения очередных ограблений. В результате при нападении на магазин на Волковском проспекте преступников блокировали и задержали. Операция была проведена так, что ни единого выстрела не прозвучало. В 28 квартирах у родных и знакомых преступников было изъято 150 рулонов шерстяных тканей, 28 рулонов сукна, 46 рулонов шелковой ткани, 732 головных платка и 85 тысяч рублей! Отличительная черта деятельности этой банды состояла в том, что ее главарям удалось установить тесные отношения с некоторыми влиятельными работниками государственного аппарата Ленинграда и области. Для их подкупа бандиты выделили даже специальный фонд в размере 60 тысяч рублей.

Несмотря на серьезные усилия, на реформирование ленинградского Уголовного розыска, преступность отступала медленно. Иначе и быть не могло, ибо ее основные причины — послевоенная разруха, тяжелое экономическое положение населения — менялись медленно.

Однако, в период с 1946 по 1950 годы Ленинградским городским судом было рассмотрено 37 дел по обвинению в бандитизме, по которым осуждено 147 человек.

Уже после войны получили распространение жуткие истории о бандах каннибалов, которые похищали детей, чтобы их съесть, о целых «братствах» людоедов, которые собирались на свои страшные пиршества, где подавали колбасу, холодец и просто вареное мясо странного белого цвета. Говорили, что в дни блокады ленинградцы даже умели отличать людоедов по их «неблокадному» румянцу.
Безусловно, каннибализм – это страшная правда блокады. Однако, к счастью, он не получил такого распространения, которого можно было бы ожидать от города, переживающего страшные муки голода. Труды историков блокады показывают, что пик людоедства пришелся на самый страшный период блокады – зиму и весну 1942 года. Вот статистика того времени: за употребление человеческого мяса в декабре 1941 года арестовали 43 человека, в январе 1942 – 366 человек, в феврале – 612, в марте—399, в апреле – 300, в мае – 326, в июне – 56. Затем число таких преступлений идет на убыль, и с июля по декабрь 1942 года было взято с поличным 30 каннибалов. Подавляющее большинство этих людей – трупоеды, а не те, кто убивал с целью поедания человеческого мяса. Но, разумеется, и каннибалы-убийцы в Ленинграде в дни блокады тоже были. Особенной опасности подвергались дети, поэтому взрослые старались ни в коем случае не оставлять маленьких детей без присмотра.

ЛЕНИНГРАД. 1943 год. 26 декабря. /ТАСС/.Борьба с преступностью приобрела особую остроту в городе, все силы которого были брошены на сопротивление гитлеровцам. В Ленинграде, замкнутом в кольце блокады, у преступности была своя специфика: пришлых бандитов не было — только «свои». Ленинградская милиция, хорошо знавшая подотчетный контингент, довольно быстро справлялась с ними. Однако более сложной была другая, характерная для военного времени, задача — выявлять и обезвреживать вражеских лазутчиков.

В последних числах декабря 1943 года воен.корр. ЛенТАСС сообщил о поимке двух шпионов: «Группа пограничников во главе со старшим лейтенантом Шифриным обходила свой участок. Один из бойцов вёл на поводку служебную собаку Альпу. Путь пограничников лежал мимо одного здания, стоящего вдали от дороги. Там никогда раньше не было военных. А теперь пограничники обратили внимание, что у входа в здание стоял часовой. Он был одет в полную военную форму, вооружен автоматом и гранатами. Старшему лейтенанту Шифрину это показалось подозрительным. Видя приближение пограничников, „часовой“ стал нервничать, схватился за оружие и хотел применить его без всякого предупреждения. Действуя умело и решительно, бойцы обезоружили „часового“. Он пытался было бежать, но был быстро настигнут собакой Альпой.

Побег мнимого „часового“ не отвлек внимания пограничников от здания. Бойцы, наблюдавшие за домом, заметили, как с противоположного выхода выбежал человек в форме военнослужащего. Через несколько минут он также был пойман. Оба задержанных — »часовой" и его соучастник по преступлению оказались вражескими бандитами".

Нескольким днями ранее газеты писали о том, как бдительность проявил офицер милиции: «Участковый уполномоченный отделения милиции младший лейтенант А.Савельев, проверяя документы жильцов одной из квартир, обнаружил спрятавшегося человека. При попытке задержать его неизвестный оказал упорное сопротивление; на улице он бросился бежать. После предупреждения тов.Савельев выстрелом из револьвера ранил неизвестного в ногу.

Задержанный оказался вражеским лазутчиком, пробравшимся через линию фронта. Управление милиции г. Ленинграда объявило тов.Савельеву благодарность за проявленную бдительность».


СТРУКТУРА И ЗАДАЧИ ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ВО ВРЕМЯ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ За время Великой Отечественной Войны система органов внутренних дел претерпела некоторые изменения. В феврале 1941 года из состава НКВД был выделен Наркомат государственной безопасности СССР, но в июле 1943 года – вновь слит с НКВД СССР. В апреле 1943 года НКВД был разделен на три ведомства: собственно НКВД СССР, наркомат государственной безопасности (НКГБ) и управление контрразведки РКК («Смерш»).

В Ленинграде на органы милиции были возложены задачи, вызванные требованиями военного времени: участие во внутренней обороне города и организация противодесантной обороны, обеспечение эвакуации населения, устройство детей, потерявших родителей /почти все отделения милиции в блокадном Ленинграде имели свои подшефные детские дома/, борьба с дезертирами, паникерами, распространителями провокационных слухов, оказание помощи другим подразделениям НКВД в выявлении вражеских агентов и провокаторов, борьба с хищениями.

Руководящий состав Ленинградской милиции в период блокады. Сидят (слева на право): Е.С.Грушко, И.А.Аверьянов, М.П.Назаров. Стоят (слева на право): А.С.Дрязгов, П.В. Петровский. 1942 г.
В городе, как видно из информационных сообщений того времени, регулярно проводились учебные сборы рядового состава Ленинградской городской милиции. Периодически сотрудники милиции получали новый инструктаж, как следует распознавать шпионов и вражеских агентов. Учитывалось все — например, время от времени издавались приказы, предписывавшие менять порядок ношения орденов, и по расположению наград на мундире сотрудники ОВД при патрулировании и проверке документов могли выявить тех, кто носил эти награды незаконно.

Сотрудники милиции в Ленинграде. 1942 г.

С началом войны объем работы милиции вырос во много раз. В первые месяцы, когда шла эвакуация предприятий, музеев, культурных ценностей, научного и промышленного оборудования, важно было следить за этим процессом, чтобы не допустить воровства. Участвовала милиция и в очистке города, а в первые месяцы войны — в укрывании памятников, в том числе знаменитых коней Клодта, закопанных в Аничковом саду. С зимы 1941 года милиционерам приходилось пристально следить за «Медным всадником» — памятник основателю города был закрыт досками, и горожане, разбиравшие на дрова все легкие деревянные конструкции, норовили использовать для отопления и укрытие знаменитого монумента.

Медный всадник в защитных лесах во время блокады Ленинграда

Милиции нужно было защищать горожан и от появившихся бандитских сообществ. В замкнутом пространстве ленинградские милиционеры быстро раскрывали преступления, поэтому банд «длительного действия» в городе не было, так же, как и многочисленных преступных сообществ — в основном это были группы по 2-3 человека. Встречались также одиночные бандиты.
ИЗ СПРАВКИ НАЧАЛЬНИКА УНКВД ЛО ОТ 1 ОКТЯБРЯ 1942 ГОДА

По данным НКВД, известно, что фашистская разведка в своих разведывательных школах, находящихся на территории Прибалтийских республик и в оккупированных районах нашей области, готовит значительное количество разведчиков, намереваясь выбрасывать их в тылу Ленинградского фронта.

Одним из распространенных видов преступлений были кражи. Воровство в блокадном Ленинграде было двух видов: бытовое, когда соседи крали имущество соседей, в том числе выморочное, и криминальное, в котором были задействованы целые шайки. Среди задержанных за воровство было немало сотрудников сферы жилищно-коммунального хозяйства. Случалось, например, что недобросовестный управдом обворовывал весь вверенный ему дом, на квартирных кражах попадались и дворники. Нападали на квартиры горожан не только шайки воров-уголовников, но и группы подростков, среди которых встречались и мальчики, и девочки.
СПРАВКА В 1940-е годы Ленинградское управление НКВД располагалось рядом с Эрмитажем — на площади Урицкого (Дворцовой), занимая бывшие помещения царского Министерства внутренних дел. На 22 июня 1941 года численность сотрудников милиции в Ленинграде составляла 13 508 человек. В декабре 1941 года, после того, как большая часть сотрудников милиции была призвана на фронт, в составе Управления осталось 5600 человек. Среди них было много женщин.

1236 ленинградских милиционеров погибли в блокаду от голода, болезней, при артобстрелах и при выполнении своего служебного долга. Милиционер в блокадном Ленинграде получал паек по рабочей карточке.

Преступность усилилась в условиях катастрофической нехватки продовольствия, особенно после четвертого снижения хлебных норм. В ноябре 1941 года по городу прокатилась волна жутких убийств на почве голода. Некоторые люди настолько отчаялись, что полностью теряли контроль над собой, и в результате в милицию попадали материалы на тех, кто до войны даже не знал, где располагался ближайший участок — родители убивали детей, взрослые дети — пожилых родителей, соседи — соседей. В декабре в материалах уголовных дел упоминаются первые факты каннибализма. Соответствующей статьи в УК РСФСР не было предусмотрено, поэтому такие проявления часто квалифицировались как бандитизм. Милицейская статистика свидетельствует, что к весне 1942 года эти явления практически полностью прекратились — в городе прибавили продовольственные нормы, и люди пришли в себя. В целом, как отмечают исследователи, такие факты носили единичный характер, и по большей части люди оставались на высоте положения.
О ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ СПЕКУЛЯТИВНО-ХИЩНИЧЕСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ В ПЕРИОД ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ. В ГОРОДЕ ЛЕНИНГРАДЕ

Из Доклада заместителя начальника Управления милиции города Ленинграда тов. Дрязгова

Преступный элемент — валютчики в период Отечественной войны проводили активно вели свою преступную деятельность. Вскрыта и ликвидирована валютно-спекулятивная организованная группа из 15 человек активных валютчиков, занимающихся скупкой бриллиантов, валюты, золотых монет царской чеканки, золота бытового и в слитках. Спекулятивно-хищнические элементы, используя тяжелое продовольственное положение в период блокады и имея в своем распоряжении значительное количество продовольствия, в широких размерах в 1942-43 гг применяли мародерский обмен продуктов питания на изделия промышленности и ценности. Три килограмма хлеба спекулянты-хищники обменивали на рояль, хороший мужской костюм получали за килограмм хлеба и т.д.

Вещи изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде
Преступления, связанные с добычей продуктов питания, в блокадном Ленинграде были частым явлением. В январе 1942 года участились факты нападений на магазины системы Управления продторгами: из докладной записки, поданной в этот период начальнику управления продторгами Ленинграда П.Попкову, следует, что только за две недели было совершено около десятка налетов и грабежей. На магазины и работников торговли нападали группы преступников, похищавшие хлеб и другое продовольствие. Были также факты, когда отдельные граждане, собравшись группами, расхищали хлеб во время развозки с хлебозаводов по булочным на санках и тележках. На предотвращение таких преступлений был мобилизован весь аппарат милиции. Оперативные наряды включали в маршруты своих патрулей булочные и продовольственные магазины; в ночное время отдельные перевозки сопровождались милицией.

Деятельность самих организаций, занимающихся торговлей, снабжением и распределением продовольствия была также предметом самого пристального внимания правоохранительных органов.


ИЗ СПРАВКИ НАЧАЛЬНИКА УНКВД ЛО В ГК ВКП(Б) О ЧИСЛЕ АРЕСТОВАННЫХ И ВЫСЛАННЫХ ЗА ВРЕМЯ ВОЙНЫ (1 ОКТЯБРЯ 1942 Г.) Управлением НКВД ЛО за время Отечественной войны арестовано 9574 человека, в том числе 1246 шпионов и диверсантов, засланных противником. Вскрыто и ликвидировано 625 контрреволюционных групп и формирований, из них:
  • шпионско-изменнических — 169
  • террористических — 31
  • повстанческих — 34
  • националистических — 26
  • церковно-сектантских — 7
  • В числе арестованных:
  • бывшие кулаки, торговцы, помещики, дворяне и чиновники — 1238
  • деклассированный элемент — 1243
  • рабочие — 2070
  • служащие — 2100
  • интеллигенция — 559
  • колхозники — 1061
  • единоличники — 258
  • прочие — 1045
Количество воров-рецидивистов, в связи с систематической чисткой города от уголовного элемента, совершенно сократилось.

Органами милиции арестовано и предано суду 22 166 человек, в том числе: за бандитизм и разбой — 940.

В годы войны наблюдался огромный рост преступлений, связанных с подделкой документов. Фальшивых денег не печатали, поскольку деньги почти не имели ценности, в магазинах на них ничего нельзя было купить, а торговцы «черного рынка», скупок и «толкучек» легко распознавали подделки. Зато поддельные продовольственные карточки, талоны, так же как разнообразные документы, дававшие освобождение от воинской и трудовой повинности, «липовые» справки о состоянии здоровья пользовались активным спросом, и за них платили огромные деньги.

Деньги и изделия из драгоценных металлов, изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде

Наибольший риск представляло появление фальшивых карточек, поэтому каждые две недели в них что-то меняли — кегли, рисунок, дизайн сеточки и т.д. Это гарантировало и от того, чтобы такие подделки не изготавливались в немецком тылу — при столь частой смене внешнего вида карточек противник просто физически не мог бы успеть перестроить работу своих типографий так быстро. Поэтому в архивах ленинградской милиции упоминаний о фактах заброски в Ленинград фальшивых карточек, отпечатанных немцами, нет.

Продовольствие и изделия из драгоценных металлов, изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде

Силами милиции охранялась и Дорога жизни. Ее официальное название было — Военно-автомобильная дорога N101 НКВД СССР. В отчете о работе сводного отряда Управления милиции при ВАД от 24 марта 1942 года говорилось, что основное внимание милиции было обращено на обеспечение бесперебойного движения на дорогах, связывавших Ленинград с берегом Ладожского озера и ведущих в северо-восточные районы Ленинградской области.

Дежурство охраны на дороге жизни

Задачами сводного отряда были борьба с расхищением продовольственных грузов, обеспечение бесперебойного движения по трассе, предупреждение аварий и борьба с бесцельными простоями, а также технический контроль за состоянием автотранспорта. В сводный отряд входили сотрудники Госавтоинспекции и оперативно-следственных подразделений. Он делился на оперативно-инспекторские группы, расположенные на линии трассы и в местах, где было наиболее вероятно хищение грузов — у погрузо-разгрузочных баз и стоянок автотранспорта. За хищение грузов на Дороге жизни милиция задержала 586 военнослужащих и 232 гражданских лица. У задержанных было изъято и обнаружено 33,4 тонны продовольствия.

Вещи изъятые сотрудниками уголовного розыска у преступников в блокадном Ленинграде


В начале работы ВАД из-за слабой организации движения на отдельных ее участках возникали пробки, вызывавшие бесцельные простои автотранспорта. Плохое состояние автомашин и несоблюдение водителями элементарных правил движения в зимних условиях приводили к тому, что первое время большое количество машин застревало в канавах, на обочинах и в трещинах льда; водители бросали такие автомобили без присмотра. Автоинспекторские группы убирали эти машины и передавали их автобатальонам. К 26 декабря 1941 года заторы были в основном ликвидированы, движение упорядочено, что в значительной степени способствовало увеличению пропускной способности трассы.

Источник: itar-tass.com

Дочитали статью до конца? Пожалуйста, примите участие в обсуждении, выскажите свою точку зрения, либо просто проставьте оценку статье.

Вы также можете:

  • Перейти на главную и ознакомиться с самыми интересными постами дня
  • Добавить статью в заметки на:


Блокада Ленинграда навсегда сохранится в памяти нашего народа, как история невероятной стойкости и мужества. Но человеческая природа такова, что одним лишь этим история блокады не исчерпывается. Знает она и преступления, тем более ужасные, что творились они в городе, умирающем от холода и голода.

Кражи

В замкнутом пространстве окруженного со всех сторон города не возникало банд из пришлых «гастролеров», милиция раскрывала преступления быстро, поэтому практически не было больших и длительно действующих преступных сообществ. В основном, орудовали шайки из 3-4 человек, которые возникали и распадались довольно быстро.

Одним из самых распространенных видов преступлений в блокадном Ленинграде были кражи. Воровали не деньги, в условиях блокады они почти не имели ценности. Главным объектом краж было продовольствие и продуктовые карточки.

Воровство было двух видов: бытовое и криминальное. В первом случае соседи воровали из квартир соседей – умерших или умирающих от голода. Гораздо страшнее были шайки, собиравшиеся для налетов на квартиры с целью краж и грабежей. В них зачастую входили сотрудники жилищно-коммунального хозяйства. Управдомы, дворники, как правило, знали о жильцах все, и отлично ориентировались в доме, зная, где можно поживиться. К числу самых отчаянных и дерзких грабителей относились подростки и дети, оставшиеся без родителей. Девочки и мальчики сбивались в настоящие банды и совершали налеты на квартиры.

К началу зимы 1942 года участились налеты на магазины системы Управления продторгами. Из докладной, поданной на имя начальника управления продторгами Ленинграда Попкова видно, что только за две недели января 1942 года было совершено больше десятка налетов и грабежей. Нередки были случаи, когда бандиты, собравшись в группы, похищали хлеб во время его развозки по булочным. Развозили этот драгоценный ленинградский хлеб на саночках и тележках, поэтому для дерзкого и энергичного вора похитить его не составляло особого труда.

Подделка документов

Из материалов, хранящихся в архивах органов внутренних дел, видно, что одним из самых распространенных видов преступлений в блокадном Ленинграде была подделка документов. Изготавливали продовольственные карточки, талоны, различные справки, дававшие освобождение от воинской и трудовой повинности и так далее. Все это пользовалось огромным спросом.

Известна банда «Зиг-Заг», руководитель которой — беглый уголовник Кошарный — имел опыт изготовления поддельных документов. Банда установила связь с немцами, которые снабдили ее типографскими шрифтами и всем необходимым. Подельники Кошарного вступили в сговор с руководителями ряда продовольственных магазинов, которые помогали им отваривать поддельные талоны. Преступники получали муку, крупу, масло, сахар, другое продовольствие, даже шоколад и спиртное. Уже после того, как бандитов арестовали, было подсчитано, что таким мошенническим путем преступники завладели в голодающем городе 17 тоннами продовольствия! Разумеется, главной задачей «Зиг-Зага» была не спекуляция продовольствием, а подрывная деятельность, но одно шло об руку с другим.

Спекулянты

В городе, хранящем сотни тысяч предметов искусства, роскошного быта, других материальных ценностей, в период блокады активизировались спекулянты, наживающиеся на чужом горе. В 1942 году была раскрыта преступная группа, насчитывающая 15 человек, которая занималась скупкой бриллиантов, золотых монет царской чеканки, золотых изделий и предметов искусства. Как правило, эти люди имели отношение к распределению продовольствия или к руководству города. Получив доступ к продовольственным запасам, они обменивали еду на ценности. Бриллиантовое кольцо на черном рынке можно было обменять на килограмм хлеба, старинный рояль – на три килограмма. В Ленинграде были известны «черные рынки», где ценности и предметы искусства можно было обменять на крупу, масло, сахар.

Каннибализм

Уже после войны получили распространение жуткие истории о бандах каннибалов, которые похищали детей, чтобы их съесть, о целых «братствах» людоедов, которые собирались на свои страшные пиршества, где подавали колбасу, холодец и просто вареное мясо странного белого цвета. Говорили, что в дни блокады ленинградцы даже умели отличать людоедов по их «неблокадному» румянцу.

Безусловно, каннибализм – это страшная правда блокады. Однако, к счастью, он не получил такого распространения, которого можно было бы ожидать от города, переживающего страшные муки голода. Труды историков блокады показывают, что пик людоедства пришелся на самый страшный период блокады – зиму и весну 1942 года. Вот статистика того времени: за употребление человеческого мяса в декабре 1941 года арестовали 43 человека, в январе 1942 – 366 человек, в феврале – 612, в марте—399, в апреле – 300, в мае – 326, в июне – 56. Затем число таких преступлений идет на убыль, и с июля по декабрь 1942 года было взято с поличным 30 каннибалов. Подавляющее большинство этих людей – трупоеды, а не те, кто убивал с целью поедания человеческого мяса. Но, разумеется, и каннибалы-убийцы в Ленинграде в дни блокады тоже были. Особенной опасности подвергались дети, поэтому взрослые старались ни в коем случае не оставлять маленьких детей без присмотра.


+12

В книге представлены избранные стихотворения шестнадцати поэтов – современников и друзей А. С. Пушкина: В. А. Жуковского, К. Н. Батюшкова, Д. В. Давыдова, Ф. Н. Глинки, П. А. Катенина, В. Ф. Раевского, К. Ф. Рылеева, А. А. Бестужева, В. К. Кюхельбекера,...

Отправлено 24 March 2016 - 19:06

Ленинград 46. Какие банды на самом деле орудовали в послевоенном городе? На днях по телевидению стартовал сериал «Ленинград-46» – о борьбе с преступностью в послевоенные годы. А что было на самом деле в это время в городе на Неве?

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок


Сотрудники правоохранительных органов пытались сбить волну преступности. Раскрываемость составляла примерно 75%. © /

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Ленинград пережил страшную блокаду, голод, бомбежки. Люди ждали окончания войны, но в итоге наступивший мир принес новые испытания. Город стоял в руинах, повсюду нищета, разруха и разгул уличной преступности: появились банды и убийцы-одиночки. SPB.AIF.RU вспоминает о самых громких преступлениях в Ленинграде в послевоенные годы.

Кривая преступности

В послевоенные годы почти не охотились на драгоценности и деньги, воровали, в основном, одежду и продукты. Ленинград был переполнен сомнительными элементами и отчаявшимися от нищеты людьми. Горожане больше не умирали от дистрофии, но большинство из них продолжали испытывать постоянное чувство голода. Например, рабочие в 1945-46-х годах получали в день 700 грамм хлеба, служащие – 500 грамм, а иждивенцы и дети – всего по 300 грамм. На «черном рынке» продуктов было предостаточно, но для обычной питерской семьи со скромным бюджетом они были недоступны.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Неурожай 1946 года еще более усугубил ситуацию. Неудивительно, что кривая преступности в Ленинграде быстро ползла вверх. Грабители-одиночки и организованные банды действовали во всех районах города. Одно за другим следовали ограбления продовольственных баз, магазинов, квартир, случались вооруженные нападения на улицах, во дворах, подъездах. В руках у бандитов после войны было огромное количество огнестрельного оружия, его нетрудно было найти и добыть на местах недавних боев. Лишь за один четвертый квартал 1946 года в городе было совершено более 85 разбойных нападений и вооруженных ограблений, 20 убийств, 315 случаев хулиганств, почти 4 тысячи краж всех видов. Эти цифры рассматривались тогда, как очень высокие. Надо учесть, что среди бандитов было много участников войны. На фронте они научились стредлять и убивать, и поэтому не раздумывая решали проблемы с помощью оружия. Например, в одном из Ленинградских кинотеатров, когда зрители сделали замечание курившей и громко разговаривающей компании, раздались выстрелы. Погиб милиционер, было ранено несколько посетителей.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Преступники из уголовной среды даже следовали своеобразной моде - носили металлические фиксы на зубах и низко надвинутые на лоб кепки. Когда ленинградцы видели, что к ним приближается шайка таких молодых людей, они в первую очередь крепко сжимали продуктовые карточки. Бандиты выхватывали прямо на лету заветные клочки бумаги, подчас оставляя всю семью жить впроголодь целый месяц. Сотрудники правоохранительных органов пытались сбить волну преступности. Раскрываемость составляла примерно 75%.

Банда «Черной кошки»

Однако, в бедном, полуразрушенном городе орудовали не только уголовные банды. Преступную деятельность вели и некоторые чиновники, которые поняли как извлечь выгоду из своей власти. В город на Неве возвращались эвакуированные, остро вставали вопросы распределения жилья, возврата имущества и т.д. Нечестные дельцы пользовались и имеющимися сведениями – какие ценности плохо охраняются. В 1947 году из кладовых Эрмитажа украли 24 уникальных изделия из золота и драгоценных камней. Похититель был найден и осужден, а ценности возвращены. В тот же год была разоблачена крупная банда, в которую входили преступники и чиновники из городской прокуратуры, суда, адвокатуры, горжилотдела, милиции. За взятки они освобождали из-под стражи, прекращали следственные дела, незаконно прописывали, освобождали от призыва. Другой случай: начальник автотранспортного управления Ленгорсовета отправлял в оккупированные районы Германии грузовики якобы за оборудованием. На самом же деле вывозил оттуда ценности, материалы, строил здесь дачи.

Подростки часто становились участниками криминальных сообществ. Фото:

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Знаменитая банда «Черная кошка», которая стала известна многим благодаря фильму «Место встречи изменить нельзя» на самом деле была огромным преступным сообществом. Основную деятельность она вела в Москве, но ее следы были обнаружены и в городе на Неве. В 1945 году ленинградские милиционеры раскрыли громкое дело. Расследование серии квартирных краж в доме №8 на Пушкинской улице вывело на след подростковой шайки. С поличным взяли верхушку банды – учащихся ремесленного училища №4 Владимира Попова по кличке Чеснок, Сергея Иванова и Григория Шнейдермана. Во время обыска у главаря, 16-летнего Попова, обнаружился любопытнейший документ – клятву кодлы "Черная кошка", под которой было проставлено кровью восемь подписей. Но поскольку совершить преступления успели только трое участников, они и отправились на скамью подсудимых. В январе 1946 года на заседании народного суда 2-го участка Красногвардейского района Ленинграда был оглашен приговор: подростки получили от одного до трех лет колонии.

Ночные охотники

Была распространена и организованная преступность. Причем, часто банды составлялись не из уголовников, а простых граждан. Днем это были обычные работники ленинградских предприятий, а ночью... Так, в городе действовала банда братьев Глаз. Это было настоящее организованное преступное сообщество. Банду возглавляли братья Исаак и Илья Глаз, она насчитывала 28 человек и имела на вооружении два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат, а также легковую автомашину, на которой бандиты проводили разведку мест будущих преступлений и путей обхода, и грузовик... За короткое время, с осени 1945-го по март 1946 года, банда совершила 18 ограблений, применяя именно тактику ночных налетов. В зону действия этой преступной группировки входили Невский, Калининский, Московский и Кировский районы города. О размахе деятельности банды можно судить по тому факту, что система сбыта награбленного охватывала рынки Харькова и Ростова!

Банда братьев Глаз имела целый арсенал. На вооружении у них было два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат и другое оружие Фото:

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Операцию по разгрому банды разработал в марте 1946 года оперативный работник угрозыска бывший фронтовик Владимир Болдырев. Сотрудники угро устроили засады в местах вероятного совершения очередных ограблений. В результате при нападении на магазин на Волковском проспекте преступников блокировали и задержали. Операция была проведена так, что ни единого выстрела не прозвучало. В 28 квартирах у родных и знакомых преступников было изъято 150 рулонов шерстяных тканей, 28 рулонов сукна, 46 рулонов шелковой ткани, 732 головных платка и 85 тысяч рублей! Отличительная черта деятельности этой банды состояла в том, что ее главарям удалось установить тесные отношения с некоторыми влиятельными работниками государственного аппарата Ленинграда и области. Для их подкупа бандиты выделили даже специальный фонд в размере 60 тысяч рублей.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Несмотря на серьезные усилия, на реформирование ленинградского Уголовного розыска, преступность отступала медленно. Иначе и быть не могло, ибо ее основные причины — послевоенная разруха, тяжелое экономическое положение населения — менялись медленно. Однако, в период с 1946 по 1950 годы Ленинградским городским судом было рассмотрено 37 дел по обвинению в бандитизме, по которым осуждено 147 человек.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок


Отправлено 24 March 2016 - 19:06

Ленинград 46. Какие банды на самом деле орудовали в послевоенном городе? На днях по телевидению стартовал сериал «Ленинград-46» – о борьбе с преступностью в послевоенные годы. А что было на самом деле в это время в городе на Неве?

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок


Сотрудники правоохранительных органов пытались сбить волну преступности. Раскрываемость составляла примерно 75%. © /

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Ленинград пережил страшную блокаду, голод, бомбежки. Люди ждали окончания войны, но в итоге наступивший мир принес новые испытания. Город стоял в руинах, повсюду нищета, разруха и разгул уличной преступности: появились банды и убийцы-одиночки. SPB.AIF.RU вспоминает о самых громких преступлениях в Ленинграде в послевоенные годы.

Кривая преступности

В послевоенные годы почти не охотились на драгоценности и деньги, воровали, в основном, одежду и продукты. Ленинград был переполнен сомнительными элементами и отчаявшимися от нищеты людьми. Горожане больше не умирали от дистрофии, но большинство из них продолжали испытывать постоянное чувство голода. Например, рабочие в 1945-46-х годах получали в день 700 грамм хлеба, служащие – 500 грамм, а иждивенцы и дети – всего по 300 грамм. На «черном рынке» продуктов было предостаточно, но для обычной питерской семьи со скромным бюджетом они были недоступны.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Неурожай 1946 года еще более усугубил ситуацию. Неудивительно, что кривая преступности в Ленинграде быстро ползла вверх. Грабители-одиночки и организованные банды действовали во всех районах города. Одно за другим следовали ограбления продовольственных баз, магазинов, квартир, случались вооруженные нападения на улицах, во дворах, подъездах. В руках у бандитов после войны было огромное количество огнестрельного оружия, его нетрудно было найти и добыть на местах недавних боев. Лишь за один четвертый квартал 1946 года в городе было совершено более 85 разбойных нападений и вооруженных ограблений, 20 убийств, 315 случаев хулиганств, почти 4 тысячи краж всех видов. Эти цифры рассматривались тогда, как очень высокие. Надо учесть, что среди бандитов было много участников войны. На фронте они научились стредлять и убивать, и поэтому не раздумывая решали проблемы с помощью оружия. Например, в одном из Ленинградских кинотеатров, когда зрители сделали замечание курившей и громко разговаривающей компании, раздались выстрелы. Погиб милиционер, было ранено несколько посетителей.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Преступники из уголовной среды даже следовали своеобразной моде - носили металлические фиксы на зубах и низко надвинутые на лоб кепки. Когда ленинградцы видели, что к ним приближается шайка таких молодых людей, они в первую очередь крепко сжимали продуктовые карточки. Бандиты выхватывали прямо на лету заветные клочки бумаги, подчас оставляя всю семью жить впроголодь целый месяц. Сотрудники правоохранительных органов пытались сбить волну преступности. Раскрываемость составляла примерно 75%.

Банда «Черной кошки»

Однако, в бедном, полуразрушенном городе орудовали не только уголовные банды. Преступную деятельность вели и некоторые чиновники, которые поняли как извлечь выгоду из своей власти. В город на Неве возвращались эвакуированные, остро вставали вопросы распределения жилья, возврата имущества и т.д. Нечестные дельцы пользовались и имеющимися сведениями – какие ценности плохо охраняются. В 1947 году из кладовых Эрмитажа украли 24 уникальных изделия из золота и драгоценных камней. Похититель был найден и осужден, а ценности возвращены. В тот же год была разоблачена крупная банда, в которую входили преступники и чиновники из городской прокуратуры, суда, адвокатуры, горжилотдела, милиции. За взятки они освобождали из-под стражи, прекращали следственные дела, незаконно прописывали, освобождали от призыва. Другой случай: начальник автотранспортного управления Ленгорсовета отправлял в оккупированные районы Германии грузовики якобы за оборудованием. На самом же деле вывозил оттуда ценности, материалы, строил здесь дачи.

Подростки часто становились участниками криминальных сообществ. Фото:

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Знаменитая банда «Черная кошка», которая стала известна многим благодаря фильму «Место встречи изменить нельзя» на самом деле была огромным преступным сообществом. Основную деятельность она вела в Москве, но ее следы были обнаружены и в городе на Неве. В 1945 году ленинградские милиционеры раскрыли громкое дело. Расследование серии квартирных краж в доме №8 на Пушкинской улице вывело на след подростковой шайки. С поличным взяли верхушку банды – учащихся ремесленного училища №4 Владимира Попова по кличке Чеснок, Сергея Иванова и Григория Шнейдермана. Во время обыска у главаря, 16-летнего Попова, обнаружился любопытнейший документ – клятву кодлы "Черная кошка", под которой было проставлено кровью восемь подписей. Но поскольку совершить преступления успели только трое участников, они и отправились на скамью подсудимых. В январе 1946 года на заседании народного суда 2-го участка Красногвардейского района Ленинграда был оглашен приговор: подростки получили от одного до трех лет колонии.

Ночные охотники

Была распространена и организованная преступность. Причем, часто банды составлялись не из уголовников, а простых граждан. Днем это были обычные работники ленинградских предприятий, а ночью... Так, в городе действовала банда братьев Глаз. Это было настоящее организованное преступное сообщество. Банду возглавляли братья Исаак и Илья Глаз, она насчитывала 28 человек и имела на вооружении два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат, а также легковую автомашину, на которой бандиты проводили разведку мест будущих преступлений и путей обхода, и грузовик... За короткое время, с осени 1945-го по март 1946 года, банда совершила 18 ограблений, применяя именно тактику ночных налетов. В зону действия этой преступной группировки входили Невский, Калининский, Московский и Кировский районы города. О размахе деятельности банды можно судить по тому факту, что система сбыта награбленного охватывала рынки Харькова и Ростова!

Банда братьев Глаз имела целый арсенал. На вооружении у них было два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат и другое оружие Фото:

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Операцию по разгрому банды разработал в марте 1946 года оперативный работник угрозыска бывший фронтовик Владимир Болдырев. Сотрудники угро устроили засады в местах вероятного совершения очередных ограблений. В результате при нападении на магазин на Волковском проспекте преступников блокировали и задержали. Операция была проведена так, что ни единого выстрела не прозвучало. В 28 квартирах у родных и знакомых преступников было изъято 150 рулонов шерстяных тканей, 28 рулонов сукна, 46 рулонов шелковой ткани, 732 головных платка и 85 тысяч рублей! Отличительная черта деятельности этой банды состояла в том, что ее главарям удалось установить тесные отношения с некоторыми влиятельными работниками государственного аппарата Ленинграда и области. Для их подкупа бандиты выделили даже специальный фонд в размере 60 тысяч рублей.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок

Несмотря на серьезные усилия, на реформирование ленинградского Уголовного розыска, преступность отступала медленно. Иначе и быть не могло, ибо ее основные причины — послевоенная разруха, тяжелое экономическое положение населения — менялись медленно. Однако, в период с 1946 по 1950 годы Ленинградским городским судом было рассмотрено 37 дел по обвинению в бандитизме, по которым осуждено 147 человек.

Пожалуйста Авторизуйтесь or Зарегистрируйтесь для просмотра скрытых ссылок


Вашему вниманию предлагается глава "Свора" из книги "Уголовный розыск. Петроград - Ленинград - Петербург". Текст посвящён истории крупнейшей банды Ленинграда первой половины 1930-х годов - банды братьев Шемогайловых. --- 1933 год. Голодают самые хлебные районы страны — Украина, Кубань, Дон. Чуть легче живется столичным городам — Москве и Ленинграду, хотя и здесь хлеб получают по карточкам... Ситуацию с продовольствием очень усложнила сталинская коллективизация. Непродуманная, проводимая людьми малоквалифицированными, без соответствующей профессиональной подготовки. Да и общеобразовательный уровень коллективизаторов оставлял, как говорится, желать лучшего. Индустриализация и коллективизация вызвали в стране серьезные и неуправляемые миграционные процессы. А это всегда приводит к активизации уголовной преступности в самых опасных ее формах — бандитизму, терроризму, криминальным убийствам. Естественно, что эти процессы способствовали распространению и таких бытовых преступлений, как хулиганство и воровство. Внутренних мигрантов, естественно, привлекали прежде всего столичные города и крупные областные центры, поскольку именно там велось наиболее интенсивное строительство промышленных объектов. Тут легче было получить рабочую профессию, образование. Но те, кто спотыкался, ломался при первых же неудачах, опускались на дно — в больших городах оно было, есть и будет. Здесь, за стаканом самогона, неудачники искали виновников своих неудач, копили злобу, строили планы мести. Стоит добавить, что на это «дно» опускались раскулаченные (справедливо или несправедливо — другой вопрос), «социально чуждые элементы», интеллигенция, которая не нашла себя, не приспособилась к новым условиям, обычное хулиганье. Руководили этими маргиналами зависть, злоба, ненависть к любому, кто вечером шел в школу, в институт, в театр. Обычно это выливалось в кровавые кулачные расправы, сопровождавшиеся труднообъяснимой жестокостью. Именно таких людей и судили летом 1934 года в Ленинграде. Практически все члены шайки были коренными ленинградцами. Выросли они за Невской заставой, пожалуй, в самом пролетарском районе города — здесь не было таких индустриальных гигантов, как Путиловский (Кировский) или Ижорский заводы, но хватало производств с передовыми технологиями, требующих от рабочих самой высокой квалификации. Кроме того, пролетарское происхождение подсудимых открывало им двери ФЗУ, техникумов, рабфаков, вузов — было бы желание. Но вот именно желания у подсудимых не было. Из всех искусств они признавали лишь кино, особенно «Путевку в жизнь». Куплеты Фомки-Жигана они знали наизусть и распевали во время попоек. А еще они хорошо знали, где и что можно «спереть и загнать». Бутылка водки служила мерилом дружбы и уважения друг к другу, а любимым развлечением стали драки. Правда, с теми, кто может дать отпор, хулиганы предпочитали не связываться. Били, как правило, по принципу «Семеро одного не боятся». Набрасывались скопом, не задумываясь, пускали в ход палки, камни, кастеты. Многие члены шайки всегда носили финки, а главари, братья Шемогайловы, раздобыли даже револьвер. Начинало хулиганье, как обычно, с мелких пакостей. Например, члены шайки Свечин и Григорьев обожали «трясти» школьников младших классов. Выгребали из карманов малышей пятаки и гривенники, отнимали бутерброды, которые давали им с собой в школу родители, рвали книжки. Когда вошли во вкус, занялись срыванием зимних шапок и кепок с прохожих. Похищенные (точнее — отнятые) головные уборы сбыва- лись на Сытном рынке, а вырученные деньги шли на выпивку. Член шайки Васильев по кличке Курц «обожал» женщин. И способ для знакомств избрал «джентльменский» — с помощью кожаного хлыста, с которым не расставался. На суде он хвастался: «Уж больно забавно. Дерну я хлыстом бабу, а она пищит. Потом и разговоришься...» Тех девушек, которых такой способ знакомства не устраивал, хулиган зверски избивал. Однажды Потапову, «коллеге» Васильева, приглянулась девушка, стоявшая на трамвайной остановке. На предложение «прогуляться» она ответила решительным отказом — подвыпивший, небрежно одетый и развязный парень был ей явно антипатичен. На подмогу Потапову пришли его приятели Барбосов и Чирков. Девушку стали зверски избивать, а потом потащили в кусты — насиловать. К счастью, вмешались проходившие мимо рабочие, которые крепко наподдали разгулявшимся хулиганам. Избитую, находившуюся без сознания девушку пришлось направить в больницу, где она пролежала несколько недель. Или такой факт. Теплым майским вечером 1933 года Степан Шемогайлов со своими верными «адъютантами» Барановым, Косорыгиным и Курцем решили «погулять». Для начала выпили. Затем двинулись по улице, матерясь и расталкивая прохожих. В итоге решили добавить и прогуляться по проспекту Обуховской обороны. Тут они встретили двух ребят, которые спешили к товарищу на день рождения. У одного была в руках гитара. Естественно, что Степе захотелось щипануть струну. Правда, как это делается, он понятия не имел. Но верные «адъютанты» набросились на ребят, зверски их избили, а гитару просто-напросто сломали... Этого показалось им мало. Захотелось еще выпить. Они направились в сторону завода «Большевик», а точнее, к павильону «Пиво-воды» возле заводской проходной. На подходе встретили Петра Лупанова. Подойдя к прилавку, Баранов взял стоявший на нем графин и с силой ударил им по голове пожилого рабочего. Ударил просто так, забавы ради. Это был сигнал для сообщников. На ничего не подозревавших людей посыпались камни, удары палками, хлыстами и кастетами... Растерявшихся рабочих загнали в тупик и зверски избили. Курц стегал хлыстом, Степан Шемогайлов безжалостно месил человеческую плоть пудовыми кулаками, а Петр Лупанов пустил в ход нож... Многие были избиты до потери сознания. Но никто из потерпевших, отметим, в милицию не обратился. Хулиганье наглело, становилось злее, агрессивней. Их жертвами становились не просто подвернувшиеся под горячую руку случайные прохожие, но и девчонки-«краснокосыночницы» с ткацких фабрик, которых хулиганы зверски избивали и пытались насиловать. Ну и, разумеется, они попыталось «воевать с жидами». Что такое антисемитизм, как выяснилось на следствии, эта публика понятия не имела и даже слова такого не знала. Но это не мешало им издеваться над людьми. Главными «антисемитами» были братья Александр, Алексей и Михаил Котовы, их приятели Удальцов, Клухин и еще пять-шесть подонков. Жила эта братва на Белевском поле, рядом с еврейским кладбищем и синагогой. Хулиганье приветствовало евреев издевательским «Здорово, жиды!», а потом начинало глумиться — евреев заставляли стоять на коленях в грязи, целовать ноги, а Удальцов обожал избивать их галошей. В марте 1934 года активные члены шайки Жуковский, Андреев, Лебедев и еще несколько великовозрастных балбесов избили трех рабочих-активистов, причем Жуковский бил их железным прутом. В результате один из пострадавших оказался на больничной койке. Через несколько дней член шайки Борис Григорьев остановил рабочего, которого даже толком не знал, свалил на землю, избил и попытался... выколоть глаза гвоздем. Прохожие, не побоявшись озверелого хулигана, отбили потерпевшего у Григорьева, да еще крепко ему накостыляли. Заводские активисты все чаще становились жертвами хулиганья. В январе 1934 года Андреев подговорил Лупанова, Егорова и еще троих дружков избить Махрова, профорга завода имени К. Е. Ворошилова. Вся вина профорга заключалась в том, что на товарищеском суде он потребовал увольнения Андреева с завода за систематические прогулы и выпуск бракованной продукции.


Оружие, изъятое у банды братьев Шемогайловых. 1934 г. Хулиганы тщательно готовились к преступлению, долго выслеживали свою жертву и наконец совершили свое черное дело. А сам Андреев из-за угла наблюдал, как расправляются с его «врагом». Так же зверски отомстили хулиганы секретарю товарищеского суда Петру Дзюменко, а в члена суда Зинаиду Артштейн стреляли из револьвера... Одной из главных черт хулигана всегда была ненависть к культуре. Естественно, что любая библиотека, клуб, «красный уголок» вызывают у него особую ненависть. Плюнуть человеку в душу, испакостить праздничное настроение — это потребность «души» хулигана. Так и случилось 7 ноября 1933 года. Вечером после торжественной демонстрации на Дворцовой площади в «красном уголке» рабочего городка на Большой Шемиловке (ныне район улицы Ивановской) собралась молодежь, чтобы отметить праздник. А в это время на квартире у Лупанова банда распивала самогон. Идея разгромить «красный уголок» и расправиться с собравшейся там молодежью родилась в пьяных головах спонтанно, но эта «спонтанность» родилась не на пустом месте. Бандиты давно мечтали стать хозяевами района, и для этого им было нужно громкое дело, которое укрепило бы их авторитет. Разгром «красного уголка» должен был стать именно такой акцией. И вот «шестерки» сообщили, что собрание началось. Хулиганье разделилось на две группы — одни перекрыли окна, другие ворвались через дверь в помещение. Начался погром. Пятнадцать комсомольцев оказались перед втрое превосходящими их по численности хулиганами, разгоряченными водкой, вооруженными ножами, кастетами, палками. Затрещала перевертываемая мебель, зазвенели разбиваемые стекла окон. Председатель собрания Алексеев попытался остановить хулиганов, но Лупанов набросился на него и изрезал ему финкой руки. Жуковский зверски избивал заведующего «красным уголком» Абрамсона —- сначала ногами, а затем дважды ударил его бутылкой по голове. Но, оправившись от неожиданности, комсомольцы дали отпор хулиганам, и те поспешно ретировались. К ночи кое-кто из них оказался за решеткой, но «атаманы» шайки, как им казалось, ушли от ответственности. В январе 1934 года шемогайловская шайка вновь собралась в комнате Лупанова, ставшей их штабом. По сути, это был обычный притон, воровская «малина», где всегда толпились пьяные «марухи», имелся самогон, можно было перекинуться в картишки и даже перехватить взаймы трояк или пятерку. Правда, под проценты. Взял трояк — верни пятерку, взял пятерку — верни ее и еще два рубля сверху... Любая старуха-процентщица позавидует! Именно здесь в разгоряченных самогоном головах хулиганья родилась идея еще раз «проучить комсомольцев». Быстро разобрали финки, кастеты, хлысты, Василий Шемогайлов крутил барабан нагана. Собрались у карточной фабрики и двинулись к «красному уголку». И вновь на каждого комсомольца набрасывались вдвоем, а то и втроем. Били без жалости. И хотя ребята пытались сопротивляться, но итог драки был страшным — один паренек остался калекой, а Алексея Доненкова Степан Шемогайлов убил ударом кастета. На Игнатия Панькова хулиганы набросились с особой яростью. Пять ножевых ранений нанес ему только Василий Шемогайлов. На шестом ударе у ножа сломалось лезвие... И тут до Шемогайлова доило, что он заигрался. «Атас!» — завопил подонок. Но час расплаты пробил: сидевшие в «Крестах» члены шайки наконец-то заговорили. Кровавый клубок, закрученный одуревшими от водки подонками, начал разматываться. 3 апреля 1934 года были задержаны Лупанов, Жуковский и Григорьев. Через день в Управление угрозыска доставили Шемогайлова, Андреева, Котова. Дольше всех бегал Степан Шемогайлов. Но и его взяли. Начались допросы, вызовы свидетелей и потерпевших, очные ггавки, выезды на места происшествий... Уголовное дело распухало буквально на глазах. В обвинительное заключение было включено более ста эпизодов — разных по масштабу, с разным количеством потерпевших, свидетелей, участников преступлений. Следствие велось ударными темпами, хотя бы потому, что последних участников шайки арестовали в середине апреля, а суд начался 3 июля 1934 года. То есть прошло чуть больше двух с половиной месяцев, из которых часть времени ушла на изучение дела работниками суда, прокуратуры и адвокатами. Естественно, работу милиции, особенно территориальных отделений Володарского (Невского) района было трудно назвать удовлетворительной. Шемогайловцы бесчинствовали не один месяц. Но нет худа без добра: кое-кого из шайки пощадили за хулиганство еще задолго до ареста главарей, и они отбывали наказание там, где им положено. С самого начала руководители милиции Володарского района не смогли правильно оценить угрозу, которую представляли Шемогайловы и их сообщники, посчитав их обычным хулиганьем. Ознакомившись с материалами о криминальных «подвигах» Шемогайловых и иже с ними, в Управлении угрозыска четко определили, что имеют дело с квалифицированной группой воров и хулиганов, действия которой умело направляются главарями. Уже в ходе следствия почти всем участникам шайки были предъявлены обвинения в кражах. В шайку был умело внедрен Владимир Иванович Савин, один из самых легендарных сотрудников ленинградского угрозыска 1930— 1950 годов. Именно он вычислил всю «головку» банды и сделал, пожалуй, самый главный вывод: Василий и Степан Шемогайловы действительно — прежде всего за счет своей физической силы — держали дисциплину в банде, но их дергали «за веревочки», сами оставаясь в тени, два других брата — Петр Лупанов и Петр Егоров. Правда, они были двоюродными братьями, но их социальное происхождение было куда более родственным: их родители держали мелкие лавочки и придорожные сельские кабаки. Естественно, что еще в 1920-е годы их раскулачили, собственность национализировали, и братья сбежали в Ленинград. Получить комнату в бараке от завода в те годы не было проблемой, а вот «синдром мелкого кабатчика» засел в них намертво. Именно Лупанов с Егоровым и стали завлекать к себе вначале Шемогайловых, а потом их друзей — сначала бесплатно поили их самогоном, потом ввели небольшую плату, плавно поднимая цену, поощряли карточные игры на деньги, постепенно взяв на себя роль «мозгового центра» шайки. Тех, кто пытался «тявкать», Шемогайловы быстро усмиряли своими чугунными кулаками. Именно факт участия в банде двух раскулаченных — Лупанова и Егорова — придал процессу ярко выраженную антикулацкую направленность, тем более что их «идеологически вредное влияние» на членов шайки для суда было очевидно. Учитывая, что именно кулачество было наиболее активной силой, которая сопротивлялась коллективизации, борьба с его вредным влиянием стала лейтмотивом процесса. Да и адвокаты делали в своих речах основной упор на то, что их подзащитные стали жертвами именно «кулацкой идеологии», внедряемой в их сознание Лупановым и Егоровым. И вот пришел день суда. Как уже говорилось, он начался 9 июля 1934 года и окончился уже 17 июля 1934 года. Внешне вся атрибутика уголовного процесса была соблюдена. Подсудимых защищала бригада адвокатов, которую возглавлял известный «златоуст» Маснизон, защищавший еще Леньку Пантелеева. По иронии судьбы, все они были евреями, а защищать им приходилось дремучих антисемитов. Государственное обвинение поддерживал заместитель прокурора Ленинграда Альбицкий. Видимо, по инициативе Володарского райкома ВКП(б) в суде принимал участие и общественный обвинитель, участник знаменитой Обуховской обороны 1901 года старый рабочий Бубнов. Кроме того, общественное обвинение поддерживал заместитель председателя профсоюза машиностроителей Федосеенко. Председательствовал на суде судья Кондаков и члены суда Анисимов и Захаров. Естественно, что хулиганы, оказавшись на скамье подсудимых, пытались все отрицать. — Не знаю!.. Не помню!.. Впервые вижу свидетеля!.. Впервые вижу потерпевшего!..— были их ответы. Однако под давлением неопровержимых улик, показаний свидетелей и потерпевших члены шайки были вынуждены сначала признаться в небольших преступлениях, а затем, когда на суде выступил потерпевший Абрамсон, стали давать правдивые показания. После выступления государственного обвинителя настроение у большинства подсудимых... улучшилось. Мрачно, исподлобья смотрели на дружков только братья Шемогайловы, Лупанов, Егоров и Жуковский. Суд четко установил их вину в убийстве Доненкова и Панькова, а также руководящую роль в шайке. И вот наступило 17 июля 1934 года, когда был зачитан приговор. Василий и Степан Шемогайловы, Лупанов, Егоров и Жуковский как наиболее активные члены шайки, виновные в убийстве людей, приговаривались к «высшей мере социальной защиты» — расстрелу. Остальные члены шайки получили от одного года до 10 лет лишения свободы. Несовершеннолетнего Болотова оправдали и освободили прямо в зале суда. Странным был этот процесс. Осудить 57 человек за 9 дней по делу, где фигурировали не десятки, а сотни эпизодов,— это нужно было уметь! Ведь даже по Уголовно-процессуальному кодексу РСФСР, который тогда действовал, это потребовало бы не один месяц. Но тогда, в 1934 году, это оказалось возможным. Ведь уже прозвучала знаменитая фраза А. М. Горького: «От хулигана до фашиста — один шаг». Затягивание процесса могло вызвать негативную реакцию общественности, простых ленинградцев... Тем не менее ни к одному из подсудимых не применили печально известную 58 статью УК, хотя сделать это можно было без особой натяжки. Процесс был громким, широко освещался ленинградскими газетами, радио и, судя по всему, находился на личном контроле у первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б) С. М. Кирова. Почти весь процесс проходил в Володарском районном Доме культуры (позже — Дворец культуры имени Н. К. Крупской). Для охраны подсудимых были приняты беспрецедентные меры. Весь ДК был оцеплен по периметру подразделением внутренних войск, а большая группа солдат охраняла подсудимых в самом зале. На судебное заседание, кроме участников процесса, пропускались только делегации от трудовых коллективов ленинградских заводов и фабрик. Особые пропуска вводились для журналистов, освещавших процесс. Было применено и такое новшество, как трансляция процесса по радио. Дни стояли теплые, солнечные, и сотни людей, собравшихся во дворе Дома культуры, могли через два репродуктора послушать, как идет процесс. Это позволяло разрядить обстановку в толпе, где хватало и сочувствующих подсудимым, и тех, кому хотелось устроить самосуд. В день вынесения приговора во дворе собралась толпа почти в 6 тысяч человек. Да и сами подсудимые представляли огромную опасность. Пятьдесят семь здоровых, крепких, молодых парней запросто могли наброситься на конвой... Высшей меры наказания боялись не только те пятеро, терять им было нечего, а дружки поддержали бы их, не задумываясь. И еще один факт: в предвоенном Ленинграде это был последний такой шумный, получивший широкий общественный отклик процесс. 1 декабря 1934 года был убит Сергей Миронович Киров. Именно после этого убийства на Ленинград обрушилась волна жесточайших репрессий. И первыми жертвами этих репрессий стали... уголовники. Их стали судить Особое совещание, Особые тройки, и те, кто получали 20 лет, считали себя счастливцами. Отбывать наказание этих людей, как правило, отправляли в Воркуту, на Колыму, а тех, кому удавалось выжить и вернуться в Ленинград, в городе просто не прописывали.

Сотрудники уголовного розыска, принимавшие участие в раскрытии преступления: Александр Алексеевич Коптельцев — начальник ленинградского уголовного розыска Иван Васильевич Бодунов Владимир Иванович Савин Константин Осипович Козин

Владимир Федорович Пенкин


Просмотров: 20247

Источник: Уголовный розыск. Петроград - Ленинград - Петербург, СПб.: АСТ, Астрель-СПб, 2008

statehistory.ru в ЖЖ:


На днях по телевидению стартовал сериал «Ленинград-46» – о борьбе с преступностью в послевоенные годы. Не смотря на чаяния людей о мирной жизни, ленинградцам пришлось пережить новые испытания. Ленинград пережил страшную блокаду, голод, бомбежки. Случались в городе на Неве мародерства, людоедства, о чем есть документальные свидетельства. Наступивший мир принес новые испытания. Город стоял в руинах, повсюду нищета, разруха и разгул уличной преступности. Появились банды преступников, убийцы-одиночки. SPB.AIF.RU вспоминает о самых громких преступлениях в Ленинграде в послевоенные годы. Кривая преступности

Горожане больше не умирали от дистрофии, но большинство из них продолжали испытывать постоянное чувство голода. Например, рабочие в 1945-46-х годах получали в день 700 грамм хлеба, служащие – 500 грамм, а иждивенцы и дети – всего по 300 грамм. На «черном рынке» продуктов было предостаточно, но для обычной питерской семьи со скромным бюджетом они были не доступны. Храм на Греческом. Как Ленинград променял церковь на БКЗ

Неурожай 1946 года еще более усугубил ситуацию. Не удивительно, что кривая преступности в Ленинграде быстро ползла вверх. Грабители-одиночки и организованные банды действовали во всех районах города. Одно за другим следовали ограбления продовольственных баз, магазинов, квартир, случались вооруженные нападения на улицах, во дворах, подъездах. В руках у бандитов после войны было огромное количество огнестрельного оружия, его нетрудно было найти и добыть на местах недавних боев. Лишь за один четвертый квартал 1946 года в городе было совершено более 85 разбойных нападений и вооруженных ограблений, 20 убийств, 315 случаев хулиганств, почти 4 тысячи краж всех видов. Эти цифры рассматривались тогда, как очень высокие. 

Сотрудники правоохранительных органов пытались сбить волну преступности. Раскрываемость составляла примерно 75%.

В послевоенные годы почти не охотились на драгоценности и деньги, воровали, в основном, одежду и продукты. Ленинград был переполнен сомнительными элементами и отчаявшимися от нищеты людьми.

Преступники в то время носили металлические фиксы на зубах и туго натянутые на голову кепки. Когда ленинградцы видели, что к ним приближается шайка таких молодых людей, они крепко сжимали продуктовые карточки. Ведь заветные клочки бумаги те выхватывали прямо на лету. Среди бандитов было много участников войны. Ведь на фронте они хорошо научились убивать и стреляли не раздумывая. «Коридор бессмертия». Как зрители помогают снять фильм о блокаде Ленинграда

Например, в одном из Ленинградских кинотеатров, когда зрители сделали замечание курившей и громко разговаривающей компании, раздались выстрелы. Погиб милиционер, ранены несколько зрителей.

Банда «Черной кошки»

В 1947 году из кладовых Эрмитажа похитили 24 уникальных изделия из золота и драгоценных камней. Похититель был найден и осужден, а ценности возвращены.

Процветала коррупция. В тот же год была разоблачена крупная банда, в которую входили преступники и чиновники из городской прокуратуры, суда, адвокатуры, горжилотдела, милиции. За взятки они освобождали из-под стражи, прекращали следственные дела, незаконно прописывали, освобождали от призыва.

Другой случай: начальник автотранспортного управления Ленгорсовета отправлял в оккупированные районы Германии грузовики якобы за оборудованием. На самом же деле вывозил оттуда ценности, материалы, строил здесь дачи.

Подростки получили от одного до трех лет колонии. Фото: Commons.wikimedia.org

В 1945 году ленинградские милиционеры раскрыли громкое дело. Расследование серии квартирных краж в доме №8 на Пушкинской улице вывело на след подростковой шайки. С поличным взяли верхушку банды – учащихся ремесленного училища №4 Владимира Попова по кличке Чеснок, Сергея Иванова и Григория Шнейдермана. Во время обыска у главаря, 16-летнего Попова, обнаружился любопытнейший документ – клятву кодлы "Черная кошка", под которой было проставлено кровью восемь подписей. Но поскольку совершить преступления успели только трое участников, они и отправились на скамью подсудимых. В январе 1946 года на заседании народного суда 2-го участка Красногвардейского района Ленинграда был оглашен приговор: подростки получили от одного до трех лет колонии.

Ночные охотники

Еще одна история о преступности в послевоенном Ленинграде. В городе действовала банда братьев Глаз. Это было настоящее организованное преступное сообщество. Банду возглавляли братья Исаак и Илья Глаз, она насчитывала 28 человек и имела на вооружении два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат, а также легковую автомашину, на которой бандиты проводили разведку мест будущих преступлений и путей обхода, и грузовик... Днем это были обычные работники ленинградских предприятий, а ночью...

За короткое время, с осени 1945-го по март 1946 года, банда совершила 18 ограблений, применяя именно тактику ночных налетов. В зону действия этой преступной группировки входили Невский, Калининский, Московский и Кировский районы города. О размахе деятельности банды можно судить по тому факту, что система сбыта награбленного охватывала рынки Харькова и Ростова!

Банда братьев Глаз имела целый арсенал. На вооружении у них было два автомата «Шмайсер», шесть пистолетов ТТ, восемнадцать гранат и другое оружие Фото: Commons.wikimedia.org

Операцию по разгрому банды разработал в марте 1946 года оперативный работник угрозыска бывший фронтовик Владимир Болдырев. Сотрудники уголовного розыска устроили засады в местах вероятного совершения очередных ограблений. В результате при нападении на магазин на Волковском проспекте преступников блокировали и задержали. Операция была проведена так, что ни единого выстрела не прозвучало. В 28 квартирах у родных и знакомых преступников было изъято 150 рулонов шерстяных тканей, 28 рулонов сукна, 46 рулонов шелковой ткани, 732 головных платка и 85 тысяч рублей! Отличительная черта деятельности этой банды состояла в том, что ее главарям удалось установить тесные отношения с некоторыми влиятельными работниками государственного аппарата Ленинграда и области. Для их подкупа бандиты выделили даже специальный фонд в размере 60 тысяч рублей. «Чёрная кошка». В Ленинграде действовала банда с одноимённым названием.

Не смотря на серьезные усилия, на реформирование ленинградского Уголовного розыска, преступность отступала медленно. Иначе и быть не могло, ибо ее основные причины — послевоенная разруха, тяжелое экономическое положение населения — менялись медленно.

Однако, в период с 1946 по 1950 годы Ленинградским городским судом было рассмотрено 37 дел по обвинению в бандитизме, по которым осуждено 147 человек.